Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » ЯЙЦА

ЯЙЦА

Режиссер: Хамер, Бент

 

ЯЙЦА Норвегия 1995 1:26 ОЦИФРОВКА АУДИО: РУССКИЙ

Режиссер: Бент Хамер

грустная камерная комедия абсурда

Торонто-1995 ФИПРЕССИ. Конкурсный показ ММКФ-1996

“Норвежский Стеллинг” Бент Хамер (“Фактотум”, “Кухонные байки”) снял этот фильм в лучших традициях североевропейского трагикомического взгляда на действительность. Это рассказ о двух-братьях-старичках - “папочке” и “мамочке” проживших всю жизнь вместе в домике, затерянном в заснеженных лесах Новрегии. Их размеренная и монотонная жизнь, в которой главным аттракционом является ежемесячный визит уборщицы, внезапно изменяется с появлением странного персонажа, назвавшегося сыном “папочки”, который не расстается со своей коллекцией птичьих яиц...

Дебютный фильм Хамера "Яйца", сделанный в молчаливой бурлескной эстетике Жака Тати, примечателен тем, что всецело, как мозаика, слеплен из множества "макгаффинов". Термин "макгаффин" ввел в обиход Альфред Хичкок, и означает он некий загадочный предмет, который остается за кадром и суть которого никак не разъясняется зрителю. Казалось бы, что фильм, сотканный из таких "макгаффинов", был бы для зрителя непроходимым лесом. Но на примере "Яиц" можно утверждать обратное - так, по умолчанию зритель догадывается, что за "макгаффином" скрывается просто нечто слишком банальное, что-то, что режиссер стыдливо скрыл, вместо того, чтобы горделиво озвучить, общее место. Вслед за пониманием этого фильм становится прозрачным для понимания, при всей своей чудаковатости. У Хамера "макгаффины" - это не материальные объекты, а вынесенные за тело сюжета мотивы действия героев. Соответственно, логика этих действий надстраивается уже самим зрителем. Хамер только обозначает пункты, линии между которыми проводить зрителю. Такая конструкция, работавшая на хичкоковских триллерах и комедиях Тати, придавала им мелодраматизма - в силу того, что вектор развития сюжета можно было бы развернуть и в обратную сторону. У Хамера же, наоборот поставившего принцип воображаемых линий впереди жанра, абсурдные по сути комедии с маргинальными героями оборачиваются драмой с большой степенью лиризма. В итоге этот метод и пренебрежение жанром роднит Хамера с дружественными по духу североевропейскими режиссерами - голландцем Ван Вармердамом, финном Аки Каурисмяки, шведом Роем Андерсоном. Каурисмяки задал тон, как это может быть правильно и хорошо. Только в Норвегии еще пустынней и холодней, чем в Финляндии, и вместо тысячелетней русско-финской границы наличествует тысячелетняя дружба-вражда со шведами, что тоже совсем другой коленкор. Эксперимент Хамера – попытаться найти свое личное, тихое и спокойное "мелкотемье", когда в трех предметах расписывается вся человеческая жизнь, все мировое сообщество, может, даже, все мироздание. "Мелкотемье" растет, во-первых, по части отношений, и Хамер на удивление точно и лаконично подметил, как выглядят скрытый стыд, неуемное любопытство, беспочвенная ревность, слабая надежда, понятное смущение, нечаянная радость, полная глупость и бесстыдство, органическое чувство чести. Текста мало, но весь смешной, потому что завязан на ситуацию. Все гэги играются норвежскими мужчинами совершенно невозмутимо, неторопливо и флегматично. Фильм немедленно снискал симпатии критиков.



Разработка сайта - веб-студия "Каспер"