Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » 17 МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ

17 МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ

Режиссер: Лиознова, Татьяна

Актеры: В. Тихонов, Л. Броневой, Е. Евстигнеев, О. Табаков, Р.Плятт, Е. Градова, Н. Гриценко, С. Светличная, Ю. Визбор, В. Шалевич, Л. Куравлев, В. Гафт, В. Лановой, А. Эйбоженко, Е. Копелян (текст).

 

СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ СССР 1973 ТВ 12 серий около 70 мин. каждая ч/б К/с им. Горького

Режиссёр: Татьяна Лиознова Сценарист: Юлиан Семенов

Композитор: Микаэл Таривердиев

В ролях: Вячеслав Тихонов, Леонид Броневой, Евгений Евстигнеев, Олег Табаков, Ростислав Плятт, Екатерина Градова, Ольга Сошникова, Отто Мелиес, Николай Прокопович, Николай Гриценко, Светлана Светличная, Юрий Визбор, Вячеслав Шалевич, Леонид Куравлев, Валентин Гафт, Василий Лановой, Алексей Эйбоженко, Михаил Жарковский, Константин Желдин, Ефим Копелян (текст).

политический детектив

Берлин. Весна 1945-го года. Советский разведчик Максим Исаев (по легенде – шдандартенфюрер СД Штирлиц) получает от Ставки приказ: собрать информацию о переговорах высшего руководства Рейха с Союзниками с целью заключения сепаратного мира. И без того непростое задание осложняет попавшая в руки Гестапо связистка Кэт с грудным ребенком на руках.

Персонажи этого 12-серийного фильма стали героями современного фольклора, и этот факт с наибольшей очевидностью подтверждает подлинный успех сериала, дает ему реальную оценку. Штирлиц и Мюллер стали героями сотен анекдотов, в которых смеховая культура и пародировала, иронизировала киногероев, и одновременно подтверждала их угаданность, значимость типов — и значимость их противостояния. Воскрешение анекдотами не дискредитировала, не умаляло интерес к фильму, но напротив — рекрутировало все новых и новых зрителей. Ключ к общему решению был точно найден постановщиком. Создавалась легенда, своего рода героический миф, главное обоснование которого подтверждалось историей — победой 1945. Из событий Отечественной войны, документированных хроникой, из отфильтрованных приключенческим жанром ситуаций, из жесткого отбора перипетий, где главный герой оказывается победителем, находит выход из безвыходных положений, где жанр определяет динамику, характер и ритмы действия и развязки, — сплетается огромный по своей протяженности многолинейный и многоплановый массив картины. Лиознова получила возможность развернуть свою этическую программу, сделать акцент на тех понятиях, моральных ценностях, которые в середине 70-х годов потеряли свою престижность, были потеснены с авансцены истории. Особенность данного замысла в том и состояла, чтобы в рамках заведомо условного жанра, в рамках зрелищной модели попытаться вернуть и утвердить ускользающие представления о нравственных нормах. Судьба разведчика не могла быть этому помехой: в годы войны он был полпредом страны, борющейся с фашизмом, и потому мог быть носителем нравственных представлений о долге, верности, благородстве, ответственности, мужестве. Не пойти ни на один компромисс, сохранить человечность в нечеловеческих ситуациях, существовать по законам нормальной жизни — здесь, как представляется, и лежат мифологические корни фильма. Исаев-Штирлиц — идеальный герой. Ему придано два пространства: пространство действия, решений, продуманных интриг, и пространство раздумий, тоски по родине, одиночества. Человеческое в его личности не менее важно, чем профессиональное. Лиознова дописывает эпизод, отсутствующий у Ю. Семенова, — в фашистскую Германию тайно, с чужими документами, приезжает жена Исаева. Лиозновой важно утвердить, что борьба ведется не за абстрактные ценности, а ради людей, их счастья, ради детей, спасенных героем, ради пастора Шлага, ради своих родных сына и жены, которая ждет и будет ждать, как все женщины легенд. В. Тихонов оказался идеальным исполнителем роли Штирлица. Актер нашел нейтральную маску и совершает из нее «вылазки» в игровые, притворные обличья и в мгновения искренности. Л. Броневой в роли Мюллера — достойный партнер. Актер раскрывает не лишенную отрицательного обаяния натуру персонажа, лицедействующего с убедительностью и с удовольствием — по призванию. Предметный мир фильма целесообразен и условен в согласии с жанром. Интерьеры, натура, предметы обихода и меблировки аккомпанируют ситуациям, действующему лицу, смысловому значению сцены. Музыка М. Таривердиева внесла в фильм героическую и лирическую интонацию, подтвердив человеческий и этический план творческого замысла. Для Лиозновой мерой отсчета может быть подвиг, трактуемый как норма поведения, и нормальная человеческая жизнь, трактуемая как подвиг. И именно такая позиция режиссера обеспечила признание фильма уже не одним поколением.

В далекие 50-ые на любые попытки вызвать сочувствие к человеку в фашистском мундире сердце недавних солдат могло откликнуться лишь негодованием. Должно было пройти время — почти тридцать лет, чтобы в сознании выживших фронтовиков и их детей потускнела связка «немец – враг». «Семнадцать мгновений» стали первой лентой, переломившей порог вражды между советским и германским народами. Но истинная сила «Семнадцати мгновений» в том, что фильм этот не просто гуманен, но поистине всепрощающ. Впервые нацистские бонзы были показаны на советском экране не зверьми в человечьем обличье, а полноценными личностями, могущими вызывать не только сочувствие, но и симпатию. В фильме Лиозновой даже под фашистским мундирами бьются человеческие сердца. Сравните Рейх в «Подвиге разведчика», где восторженные фройлен бросают в воздух чепчики при приближении легионеров, и Германию Татьяны Лиозновой, которая предстает не колыбелью фашизма, а несчастной, униженной страной, страдающей от кровопролитной войны не меньше всех прочих. Именно поэтому фильм так полюбился жителям ГДР.



Разработка сайта - веб-студия "Каспер"