Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » ЗАВЕЩАНИЕ ДОКТОРА МАБУЗЕ

ЗАВЕЩАНИЕ ДОКТОРА МАБУЗЕ

Режиссер: Ланг, Фриц

 

ЗАВЕЩАНИЕ ДОКТОРА МАБУЗЕ Das Testament des Dr. Mabuse Германия, 1933 1:20 ч/б АУДИО: НЕМЕЦКИЙ; СУБТИТРЫ: РУССКИЕ/АНГЛИЙСКИЕ + РЕЖИССЕРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ и есть вар-т: ОЦИФРОВКА АУДИО: РУССКИЙ режиссер Фриц Ланг в ролях Теодор Лоос, Оскар Берги, Рудольф Кляйн-Рогге триллер Фильм был снят в год прихода Гитлера к власти. Злодея-гипнотизера Доктора Мабузе посадили в психиатрическую больницу, где он составляет завещание. Он не потерял дара гипнотизера и отправляет директора больницы, профессора Баума, на преступления во главе целой банды. В уста Баума, «перевоплощающегося» в Мабузе, Ланг вложил национал-социалистические лозунги. Ланг достигает совершенства в построении интриги и экранных образов – словно бы роковая паутина обволакивает персонажей. Когда останки немецкой республики уже грозили рассыпаться в прах, Фриц Ланг снял этот фильм, выставив перед надвигающейся катастрофой нечто вроде последнего барьера. Но буря разразилась до появления ленты Ланга на экране, а когда нацисты пришли к власти, доктор Геббельс самолично запретил “Завещание”. В последовавшей беседе с режиссером рейхсминистр пропаганды предложил ему от имени самого фюрера руководство немецкой киноиндустрией. В тот же вечер Ланг, мать которого была еврейкой, предпочел уехать во Францию. Полная копия “Завещания”, снимавшаяся для французов одновременно с немецким оригиналом, была контрабандой вывезена через границу и тиражирована во Франции. Когда в 1943 году картина вышла на нью-йоркский экран, Ланг написал “Предисловие к фильму”, где изложил его первоначальный замысел: “Это фильм-аллегория, в которой запечатлена террористическая политика Гитлера. Лозунги и воззвания “третьего рейха” в фильме вложены в уста отъявленных преступников. Таким путем я надеялся разоблачить замаскированную нацистскую теорию, согласно которой нужно было намеренно разрушить все, чем дорожил немецкий народ... И когда все рухнуло и немцев охватило страшное отчаяние, им пришлось искать помощи у “нового порядка”. Хотя комментарии Ланга в известной мере отдают ретроспективным видением, все же нельзя не признать, что его лента действительно предвосхищает практические методы нацистов. Главный герой фильма - известный психиатр Баум - находится под гипнотическим воздействием доктора Мабузе, который сходит с ума в финале первой ленты Ланга о Мабузе (1922). В “Завещании” этот ранний экранный тиран появляется в качестве пациента психиатрической клиники Баума. Там он занят тем, что испещряет бесконечные бумажные листы подробными описаниями того, как взорвать железную дорогу или химическую фабрику, как ограбить банк и т. д. Его писания представляют собой настоящий учебник для преступников и злодеев, действия которых вдохновляет удивительно знакомое речение: “Человечество следует ввергнуть в бездну ужаса и страха”. Доктор Баум, завороженный, по его же словам, “гением Мабузе”, ведет двойную жизнь, подобно Калигари: с одной стороны, он психиатр, с другой - главарь преступной шайки, с помощью которой тарательно выполняются инструкции, нацарапанные безумцем Мабузе. Банда развивает бешеную деятельность, убивая людей и занимаясь подлогами. Когда Мабузе умирает, его параноический последователь, жаждущий подчинить себе мир, считает, что дух Мабузе переселился в него. Баума выслеживает полицейский комиссар Ломан, тот самый экранный детектив, который нашел детоубийцу в “М”. Методичный и проницательный сыщик Ломан выступает немецким вариантом англо-саксонского детектива. Когда ему наконец удается загнать Баума в ловушку, тот прячется в бывшую палату покойного Мабузе, где его собственное безумие становится очевидным для всех. В фильме есть эпизоды, которые показывают сверхъестественную способность Ланга извлекать ужас из самых простых вещей.. Первый эпизод открывает фильм: на экране показывается человек, прячущийся в заброшенной мастерской, которая почти сотрясается от заунывного, неотвязного гуда. Страх этого человека и необъяснимый, пугающий шум призваны для того, чтобы внушить беспокойство зрителю, который еще не понимает, что человек следит за фальшивомонетчиками Баума и что гудит печатный станок. Трудно передать более выразительно ощущение жизни в условиях террора: в атмосфере эпизода как бы чувствуешь дыхание неотвратимой гибели, но не знаешь, когда и где тебе на голову опустится топор. В другом эпизоде изображается тот же человек, выслеживающий преступников, один из сыщиков Ломана. Побывав в лапах бандитов, эта жертва садистского изуверства Баума сходит с ума и проводит дни в палате его психиатрической лечебницы. Он воображает, что живет в пустоте, и стоит Ломану приблизиться к нему, как он в паническом страхе забивается в угол и ужасным голосом поет: “Глория! Глория!” Эту пустоту Ланг сумел воссоздать осязаемо-реальной. Прозрачные стеклянные стены обступают безумного сыщика,- их переливчатая невещественность порождает ужасы, еще более впечатляющие, чем ужасы преступного мира. У доктора Геббельса были, конечно, все основания запретить фильм Ланга. Однако трудно себе представить, чтобы средний немец мог уловить аналогию между преступной шайкой на экране и бандой Гитлера. Но даже если немцы и схватывали ее, фильм вряд ли воодушевлял их дать отпор нацистам: ведь Ланг настолько увлекся искусным воспроизведением завораживающей власти Мабузе и Баума, что фильм его скорее отражал их демоническую неотразимость, нежели душевное превосходство их оппонентов. Ломан действительно сокрушает Баума, но победитель лишен в фильме какого бы то ни было ореола, подобно своему предшественнику, доктору Венку, выследившему преступников в первом фильме Ланга о Мабузе. Ломан в “Завещании” довольно бесцветная фигура полицейского служаки и в таком качестве неспособен представлять силу, могущую решительно вмешаться в политику. Победа Ломана лишена мощного нравственного резонанса. Как часто бывает у Ланга, закон побеждает, но беззаконие отливает манящим блеском. Этот антинацистский фильм Ланга свидетельствует о том, что нацистский дух завладел немецкой душой, недостаточно вооруженной для того, чтобы превозмочь его бесовскую притягательность.



Разработка сайта - веб-студия "Каспер"