Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ

НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ

Режиссер: Карне, Марсель

Актеры: Ж.Габен, М.Симон, М.Морган  

 

НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ /QUAI DES BRUMES, LE/ Франция 1938; 1,27; ч/б АУДИО: РУССКИЙ/ФРАНЦУЗСКИЙ; СУБТИТРЫ: РУССКИЕ и есть вар-т: АУДИО: РУССКИЙ/ФРАНЦУЗСКИЙ Режиссер: Марсель Карне Сценарий Жака Превера по роману Пьера Мак Орлана В ролях: Жан Габен, Мишель Симон, Мишель Морган, Пьер Брассер , Дженин, Перес, Роже Легрис, Мартьял Ребе, Женни Бурнэ, Дельмонт, Джон Эймос, Ле Виган остросюжетная метафизическая драма/мелодрама/поэтический реализм Черно-белая поэзия кинематографа будет жить вечно.. В приморском городе, где вечный туман наполняет души и легкие безнадежностью, с попутного грузовика сходит дезертировавший с заморской войны Жан (Габен). Ему предстоит скоротать ночь в ожидании парохода “Луизиана”, который наутро увезет его в солнечные края. В портовом тумане люди движутся, как сомнамбулы. Капли влаги навечно застыли на плаще Нелли, падшей девушки, коротающей ночи в хрупком кабачке, где за угловым столиком дрыхнет вечно пьяная судьба. Лица Нелли и Жана склоняются друг к другу, застывая на пленке в одном из самых прекрасных двойных кинопортретов. В первом же кадре Жан объяснит шоферу, как медленно, в рапиде, падает раненый: это знание пригодится ему самому. Нареченный Гавром город - на самом деле чистилище потерянных душ: беглеца Жана, ранимой и ранящей Нелли, ее опекуна-насильника, ее любовника, хлыща, привыкшего стрелять в спину. “Набережная туманов” - горький, истлевающий осадок романтизма, доживающего свой век в портовых трущобах и дешевых киношках, прощальный поклон той эпохи. В портовом Гавре начала 30-х годов герой Габена встречает разных - хороших и бедных, плохих и состоятельных - людей, а также единственную, совершенно в ремарковском духе обреченную любовь. Сменив форму на пиджак, добыв чужой паспорт, солдат, о котором мы за полтора часа так и не узнаем никаких биографических подробностей, зато узнаем все о его человеческой сущности, собирается покинуть Францию, дабы навсегда затеряться в сельве Южной Америки, но, движимый любовью, долгом, порядочностью и волей рока, покидает теплоход за минуту до отплытия, в очередной раз спасает свою возлюбленную и погибает, застреленный мерзавцем-соперником на брусчатой мостовой туманного портового города, точь-в-точь почти, как будет застрелен спустя десятилетия полицией герой фильма Жана-Люка Годара “На последнем дыхании”, и - еще позднее - герой шукшинской “Калины красной”. Таков сюжет одного из ранних фильмов абсолютного классика мирового кино Марселя Карне по сценарию Жака Превера (выдающегося поэта-сюрреалиста), разыгранный крупнейшими французскими актерами довоенного кинематографа: молодым, набирающим высоту полета и уже знаменитым исполнением главной роли в картине Жана Ренуара “Великая иллюзия” Жаном Габеном и опытнейшим к тому времени мастером экрана Мишелем Симоном. Габен играет немногословного солдата, этакого французского Егора Прокудина, Симон - сластолюбивого крестного героини, в облике которого отчетливо проглядывает бальзаковский Гобсек. Картина породила бесчисленный ряд разного рода продолжений, а вместе с ними и европейское ответвление кинематографического жанра. Разумеется, у “Набережной туманов” (1938) есть устойчивый ближний контекст. Поражение Народного фронта, вызвавшее к жизни настроения потерянности и бессилия перед лицом неумолимой судьбы; направление “поэтического реализма”, которое начали разрабатывать еще Жюльен Дювивье и отчасти Жак Фейдер (а в чем-то особенно важном предшественником Карне оказался Жан Виго); наконец кристаллизация актерского мифа Жана Габена - реального человека, гибнущего в мире призраков, являющихся лишь отражениями мирового Зла. Особая роль у художника Александра Траунера и оператора Эжена Шюфтана, сумевших создать пластический образ идеального пространства, где все дышит неопределенной угрозой, все буквально липнет, как туман, к человеку, живущему по простым и ясным принципам, И даже любовь не только не спасает - напротив, обрекает на гибель, ибо привязываться в этом мире ни к кому и ни к чему нельзя - это смертельно. “Без этого фильма вряд ли были возможны французские гангстерские ленты 50 - 60-х годов, столь же обязанные Карне, сколь и американскому “черному” фильму 40-х. А уж от габеновской “печки” танцевала вся актерская “Новая волна” - от Бельмондо до Депардье. Но самым существенным остается потрясающий опыт построения трагедии на материале уголовной драмы с метафизическими подпорками, развернутый к тому же в единоборство традиционного и авангардного кино, за каждым из которых был закреплен свой пластический образ. От габеновской “печки” Бельмондо танцует прежде всего в ранних годаровских лентах “На последнем дыхании” и “Безумный Пьеро”, как и сам Годар, строя эти картины на реалиях и настроениях “шестидесятничества”, танцует от “печки” Карне и Превера, прежде всего от “Набережной туманов”, драматургию которой пронизывает тема рока, тема трагической обреченности героев в борьбе с силами зла.



Разработка сайта - веб-студия "Каспер"