Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » ВРЕМЯ ПРОЩАНИЯ

ВРЕМЯ ПРОЩАНИЯ

Режиссер: Озон, Франсуа

Актеры: В.Бруни-Тедески Ж.Моро  

 

ВРЕМЯ ПРОЩАНИЯ Le temps qui reste Франция, 2005 90 мин. арт-хаус линия “Другое кино” АУДИО: РУССКИЙ/ФРАНЦУЗСКИЙ; СУБТИТРЫ: РУССКИЕ Режиссер Франсуа Озон В ролях Жанна Моро, Мельвиль Пупо, Мари Ривьер, Валерия Бруни-Тедески, Даниель Дюваль драма Участник внеконкурсной программы МКФ в Канне-2005 Франсуа Озон посвятил свой фильм трем последним месяцам 30-летнего модного фотографа (Пупо), на рутинном обследовании узнавшего, что у него рак мозга. Несмотря на такой сюжет, зритель за весь фильм не проронит слезы, и Озон пошел этим путем сознательно; весь его фильм создан с холодным лбом. Озон предлагает нашему вниманию гомосексуалиста, которого жрет ревность к новорожденному младенцу своей сестры, который держит дома юношу по имени Саша из соображений комильфо модельного бизнеса и нюхает с утра до ночи кокаин, чтобы хотя бы держаться человеком, не утратившим эмоциональную связь с жизнью. Общественные связи, так или иначе, он рвет махом: денежный японский проект, Саша, мама — к чертям! Сестре по телефону — «Заглядывай, если захочешь увидеть малыша» — он впервые бросает искреннее: «Спасибо, но я бы предпочел увидеть тебя». Зато в его жизни плотнее прорисовывается богемная бабуля (Ж.Моро): на вопрос, почему после всех этих лет он приехал с такой новостью именно к ней, он сообщает: «Потому что ты тоже скоро умрешь”. Только он сам в детстве — образ невинного 11-летнего мальчика преследует его, только этот мальчик и бабушка вызывают в нем те самые слезы. Детство, а значит, свобода от общества — вот что жалко герою в обрывающейся жизни, и вот что он обретает в ее конце. В ленте есть потрясающая сцена, когда Пупо просто сидит под деревом и выражения на его лице сменяются с грацией оттенков света на обоях в ветреный солнечный день; актер сказал, что Озон попросил его во время съемок этой сцены просто вспоминать свое детство. В центре своей обещанной «Трилогии смерти», начало которой было положено загадочным фильмом «Под песком», Озон творит вовсе не мелодраму, ожидавшуюся — исходя из экранной традиции смертельных болезней — разочарованными результатом кинокритиками, а кино про смерть как уход от общественно-капитальных связей, освобождение от пут. Вся отвратительность нынешнего общества сосредоточена в личности героя — он покидает его, встречаясь накануне смерти с собственным детством. Разумеется, на пляже. Тому тоже есть традиция во французской литературе, прочтите Пруста. В свое время Озон добился репутации главного возмутителя спокойствия современного французского кино не столько эпатажами , сколько непредсказумостью и разнообразием своих выходок. «Время прощания» продолжает эту традицию, ибо равно обманывает ожидания и тех, кто ждет фейерверков, и тех, кто полагал увидеть навороченный артхаус. Это «мужская мелодрама», как ее определил сам Озон; редкий случай мелодрамы с главным героем – молодым человеком, притом на тему, табуированную современной развлекательной культурой – неизбежной смерти. Начавшись страшной новостью, «Времяпрощания» совершенно не сворачивает с этого скорбного пути и оказывается картиной о невероятном, необъяснимом и невыразимом. Большинство людей бессмертно: смерть не маячит у них ежеминутно перед носом и не с перспективой ухода в иной соотносят они каждый свой шаг. Есть, однако, среди нас и профессиональные смертники – это старики и смертельно больные люди. Им, этим некоторым из нас, уже не так страшно показаться неоригинальными в обществе спектакля. Не побоялся этого и Франсуа Озон, снявший своеобразный умиротворенный хоспис, некий воздушно-легкий римейк «Смерти Ивана Ильича» на современный французский манер. Заменив русского обывателя на фотографа (имеющего дело с мертвым временем) и гомосексуалиста (чья любовь отрицает продолжение рода) и получив на выходе сдержанно-выверенную версию собственного отношения к грядущему и поджидающему современного человека разлюбезному Ничто. Поставленный герою диагноз – факт современной медицины. Его «научность» и безапелляционность лишают права на юмор и отравляют даже то время жизни, которое как будто бы еще осталось в распоряжении агонизирующего. Этот паралич и определяет тот честный и реалистический настрой фильма (действия персонажа освещены именно и только приближающейся кончиной). Озон нигде не допускает ни малейшей промашки – вопреки некоторым (редким) обвинениям в слезоточивости в истории – отношених с близкими, с бабушкой, с любовником, с парой, желающей ребенка, никакой сентиментальной избыточности, никакой тяжелой артиллерии и «запрещенных приемов» в фильме нет. Как и подобает картине о настоящей, а не "экранной" смерти, "Время прощания" -- зрелище аскетически сдержанное и пристойное. Другой важный нюанс, который склонны недооценивать мы, то есть бессмертные люди, состоит в анонимности факта смерти. Воспитание, беспокойство о ближних и современное паническое отношение к смерти фактически выносят смерть за границу хорошего тона. Смерть вытеснена отовсюду, кроме места в индивидуальной жизни человека, даже не столько требованиями спектакля и капитализма -- но и нашими собственными этическими нормами, нашей заботой о близких. Поведение главного героя смоделировано, по словам Озона, согласно собственным его представлениям о необходимом и естественном поведении в случае подобного диагноза. (Сам сюжет пришел Озону на ум, когда он решил сделать медицинские анализы и воображал, как он будет жить, получив "положительный" -- то есть, смертельный -- результат).



Copyright © Kinopoint.ru