Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » БАШМАКИ МЕРТВЕЦА

БАШМАКИ МЕРТВЕЦА

Режиссер: Медоуз, Шейн

 

БАШМАКИ МЕРТВЕЦА

DEAD MAN’S SHOES

Великобритания, 2004 г., 87 мин.

Аудио: РУССКИЙ ЗАКАДРОВЫЙ ПЕРЕВОД DD 2.0.

режиссёр Шейн Медоуз

авторы сценария Падди Консидайн, Пол Фрайзер, Шэйн Медоуз

в ролях Падди Консидайн, Гэри Стретч, Тоби Кеббелл, Эмели Эстон

Dinard British Film Festival, Dinard, France (2004): “Golden Hitchcock” - Shane Meadows.

Directors Guild of Great Britain, England, UK (2005): “DGGB Award” - “Outstanding Directorial Achievement in British Film” - Shane Meadows.

Empire Awards, London, England, UK (2005): “Empire Award” - “Best British Actor” - Paddy Considine.

Evening Standard British Film Awards, London, England, UK (2005): “Evening Standard British Film Award” - “Best Actor” - Paddy Considine.

драма-триллер

Когда Солдат (Падди Консидайн) вернулся в свой город, ему понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, что за время его отсутствия ничего не изменилось. Те же постиндустриальные пейзажи, та же мерзость запустения и те же протокольные рожи, приматообразная хрень в трениках, барыжащая на улицах дешёвой химической дрянью. Восемь лет назад, когда Солдат служил своей стране, эти уроды поймали младшего брата Солдата, слабоумного и безобидного добряка, и вдосталь поиздевались над ним на пределе своей неандертальской фантазии. Напичкали наркотой, подложили в постель обдолбанную девку, пугали и дразнили, а потом вывезли испуганного, дрожащего, потерявшего ориентацию юродивого за город к заброшенной ферме и выбросили из машины на произвол судьбы. И вот теперь в город вернулся его старший брат, чтобы заплатить по счетам. Живой труп с прозрачными от безумия глазами и в потёртой натовке цвета хаки, совсем как у Джона Рэмбо, как-то раз тоже весьма неудачно вернувшегося домой. Будущего нет. Прошлое бывает только двух видов: анилиновые детские воспоминания о братских играх, будто давным-давно снятые домашней кинокамерой, да чёрно-белые флэшбэки той самой вечеринки, отвратительно гогочущего праздника непослушания (Солдат, конечно, был тогда далеко, но в его черепной коробке обречённо крутятся чужие воспоминания о том, как всё происходило). В настоящем же - одно только отмщение, изощренное и чудовищное. Страшное настолько, что единственным выходом в конце пути будет насильно впихнуть армейский тесак в скользкую от страха пятерню последнего из мучителей, чтобы всё это наконец-то закончилось. В первую очередь - для него самого.

“Кто ждёт обуви, которая останется после покойника, тот долго ходит босым” - максима не хуже старинной клингонской пословицы об оптимальной температуре для подачи некоторых блюд. Безупречно придуманный и исполненный фильм Шейна Медоуза увидел свет, когда тема мести в очередной раз стала для мирового кино ключевой, но надолго остался не более чем локальной британской сенсацией: возмездие здесь не распускалось ослепительно красивым бутоном, как в “Убить Билла”, не кувыркалось аморальным перевёртышем “Олдбоя” и не завершалось догвилевским человеконенавистническим триумфом. О вершащейся на экране справедливости можно, пожалуй, сказать всё что угодно, кроме того что она “торжествует”. Месть в “Башмаках” - не то что холодная, но какая-то прогорклая, заплесневелая, заветренная. Не приносящая никакого удовлетворения и не способная ничего изменить.

Похожая ситуация складывалась с темой в 70-х. С одной стороны, при поддержке убойной силы пистолета “магнум” вершили свое собственное правосудие вигиланте Иствуда и Бронсона, с другой - блестел разбитыми очками дохляк Хоффман в “Соломенных Псах”. Но даже в этих шедеврах брутальной безысходности всё-таки брезжило некоторое подобие катарсиса. В “Башмаках” на просветление надеяться бессмысленно и глупо. И при всём желании невозможно идентифицировать себя с главным героем: никакого сочувствия к себе этот господин Месть не вызывает в принципе (да и не стояло перед ним такой задачи), тем более, что если сидящий в зале зритель на кого-то и похож - то только на очередного урлана из смертного списка Солдата.

Мрачная пастораль Медоуза сродни тяжёлому передозировочному трипу, который накрывает перепуганных как зайцы мучителей по недоброй воле Солдата, сыпанувшего в чайник слоновью дозу галлюциногенов. От него невозможно избавиться, зажмурив на некоторое время глаза и встряхнув раскалывающуюся голову. Всё равно единственное, что ты увидишь, когда в зрачок вернётся фокус и перед глазами перестанут расплываться разноцветные пятна, - это лицо человека, которого ты изо всех сил пытался вычеркнуть из памяти, и у тебя это почти что получилось. Почти. “Помнишь меня? Знаешь, кто я такой?” Ничего на свете не хочется меньше, чем отвечать на эти вопросы. Но Солдат - падший ангел-истребитель, взявший на себя чёрную работу, от которой отказывались бы даже самые прожжённые прислужники преисподней, - и так прекрасно знает на них ответ.

Один из лучших фильмов, вышедших за последние 5 лет. Один из лучших фильмов о мести, картина в которой крайне жестокая история о мщении превращается в поистине трагическую мистерию, и уж точно - лучший из фильмов о ненависти. Скорее это фильм даже не столько о мести, сколько именно о безумной, просто невозможной ненависти. Падди Консидайн, в роли Солдата, достигает здесь заоблачных высот Роберта Де Ниро времён “таксистов” и “бешеных быков”. От его игры бегут мурашки по коже, и в то же время смотреть на это даже неловко, настолько актёру удалось “пропустить” сквозь себя роль. Здесь ненависть абсолютна, она разрушает всех и вся. Такую ненависть экран не видывал давно. Очень жестокое кино. Но именно этой жестокости, кажется, и не хватало современному кинематографу. Именно такого фильма он и ждал. Режиссер Шейн Медоуз пытается разбавить действо чёрным юмором, но ненависть всё равно берёт верх. Не просто верх, а побеждает, раздавливая всякую игру и юмор, строя на их фундаменте небывалую историю о “бесах”, которые живут внутри человека. Это уже почти Достоевский. Безжалостное кино.



Copyright © Kinopoint.ru