Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » АЭРОГРАД

АЭРОГРАД

Режиссер: Довженко, Александр

 

АЭРОГРАД СССР, МОСФИЛЬМ, УКРАИНФИЛЬМ (Киев); 1935, ч/б, 82 мин.

Режиссер: Александр Довженко Операторы: Эдуард Тиссэ, Михаил Гиндин, Н. Смирнов сценарий: Александр Фадеев. Композитор: Дмитрий Кабалевский

В ролях: Степан Шагайда, Сергей Столяров, Евгения Мельникова, Степан Шкурат, Г. Цой, Н. Табунасов, Л. Кан, И. Ким, Борис Добронравов, Елена Максимова, Владимир Уральский

историко-революционная поэтическая фантазия-эпопея

Аэроград — имя города, которого нет на карте, плод мечты, социальной фантазии великого кинопоэта. Вместе со своим другом писателем Александром Фадеевым решил написать сценарий об этом удивительном, мало обжитом, мало воспетом крае Земли. Довженко четыре месяца летал, плыл, скакал верхом, прошел сотни километров по Уссурийской тайге, постигая этот край. Однако в 30-е годы Дальний Восток был краем государственных интересов, экономических, военных. И надо признать, что довженковский «Аэроград» родился на пересечении поэзии и идеологии. Отвечая на вопрос, почему он его создал, Довженко поделился наблюдениями, от которых сегодня становится страшно: «И мне стало казаться, … что сам я вовсе не режиссер, а партизан, охотник, чекист, что я не фильм должен делать, а перестраивать страну, открывать ее сокровища, и охранять наши дальнейшие границы от врагов трудового народа». В этих словах многое сказано о фильме: о его героях, олицетворяющих различные социальные силы, о его пафосе. И в них, страшно сказать, приговор себе, как художнику.

Мир фильма расколот на две конфликтующие сферы. Нового и старого. Добра и зла. Друзей и врагов. Света и тьмы. Страсти, под стать тем, что двигали античные трагедии. Фигуры сильные, цельные в обоих станах. Только одни — светоносны, прекрасны (герои С. Шагайды, С. Столярова). Другие — темны, ужасны (герой Б. Добронравова, С. Шкурата). Все они живут, умирают, даже убивают патетично, торжественно, мистериально. Говорят друг с другом через сотни километров. Обращаются прямо к зрителю. Нередко переходят с бытовой речи на белый стих.

«Будьте свидетелями моей печали…», — обращается в зал бывший партизан, таежный охотник Степан Глушак, расстреливая за предательство своего друга, тоже охотника и бывшего партизана. Он здесь един в трех лицах: следователя, прокурора, исполнителя приговора. На ум приходит страшное сравнение — «тройка» без суда и следствия, казнившая миллионы. Убиты диверсанты, предатель, совершает харакири самурай… Трупов не меньше, чем в шекспировской трагедии. И вот уже один из героев, партизан, как сказано у автора, «смеясь», произносит: «Чудесный прейскурант смертей!». Фанатическая ненависть к врагам переходит в человеконенавистничество. И это у Довженко!

Природа, снятая гениальным Эдуардом Тиссэ, специально приглашенным только для натуральных съемок, поражает своей эпической силой, девственной красотой, тем, что она над схваткой, принадлежит вечности. Сопки, тайга без края, реки без берегов, Тихий, он же Великий, Океан. Съемки с самолета в Прологе придают картинам природы могучую планетарность.

Самолеты в фильме не только средство съемки. Тема авиации, как «оборонная», а точнее, наступательная, дышащая волной, завладевает финалом. По экрану пролетают эскадрильи самолетов, сотни, может быть, тысячи, армада, тьма. Мощь довженковского поэтического языка здесь подавляет и устрашает. А в других фрагментах окрыляет, чарует. Вот юноша-чукча по имени Коля, распевая свою бесконечную песню, бежит на огни Аэрограда. Сменяются времена года в их пышной красе, а он все бежит. Через весь фильм, замечательным поэтическим рефреном. И звучит за кадром, впервые в мировом кино, голос автора, поэта Александра Довженко.

Разве он виноват, что в действительности малые народы споили, ограбили, почти истребили? А может быть, виноват. Он, сочинивший миф об Аэрограде, которого нет. Но Довженко «видел» его и даже поставил точку на карте, обозначив его место. Вскоре вблизи начали строить порт Советская Гавань…

В ряду советских режиссеров 20-30-х годов фигура Александра Довженко – одинокая и, наверно, самая неоднозначная. Величайший поэт кинематографа, человек, всею душой желавший превратить мир в цветущий яблоневый сад, - он сблизился с властью, чтобы превратить свои идеалы в реальность, - и в итоге утерял свой уникальный поэтический дар.



Copyright © Kinopoint.ru