Алфавитный каталог

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

1 2 3 4 5 7 8 9 A B C D E F G H I L M N O P R S T U V W Z К О С

Главная » Фильмы » АРСЕНАЛ

АРСЕНАЛ

Режиссер: Довженко, Александр

 

АРСЕНАЛ ("Январское восстание в Киеве в 1918 году”) СССР 1928, 67 мин. ч/б, немой Производство: ВУФКУ

Режиссер: Александр Довженко

Актеры: Семен Свашенко, Амвросий Бучма, Г.Хорьков, Дмитрий Эрдман, Сергей Петров, М.Михайловский, А.Евдаков, Н.Кучинский, О.Мерлатти, Николай Надемский, Б.Загорский, Т.Вагнер

Сценарий: Александр Довженко

историко-революционная драма

О героическом восстании рабочих киевского завода "Арсенал" против контрреволюционной Центральной Рады в январе 1918 года. Эпизоды первой мировой войны решены с мрачной экспрессией, эпизоды недолгого властвования украинских националистов — с резкой иронией. Для показа восстания Довженко нашел высокие, патетические интонации. В распахнутую грудь рабочего в упор стреляли гайдамаки, а он стоял невредимый, бессмертный, как исторически бессмертен рабочий класс."Арсенал" - один из фильмов, положивших начало новому, историко-революционному жанру.

“Арсенал”, "Звенигора " (1927) и "Земля" (1929) составляют трилогию. В отличие от мифологичной "Звенигоры", второй фильм трилогии "Арсенал" сюжетно вполне историчен. Он отражает конкретное событие, происшедшее в Киеве в январе 1918 года, когда про-большевистски настроенные рабочие киевского военного завода "Арсенал" в течение шести дней противостояли войскам Центральной Рады, захватившей город. Фильм начинается жуткими сценами на покинутых полях сражений. Довженко никогда не снимал батальных сцен. Для него война - беда для всех её участников, их общее зло. Немецкие солдаты в муках умирают от пущенного ими же "веселящего газа". Крупным планом показаны искаженные страшным, предсмертным смехом маски-лица. Шеренги немецких солдат шагают в никуда: окопы пусты. Немецкий офицер убивает солдата за то, что он не знает, против кого воевать и не хочет идти. Изрытая снарядами земля. Черные силуэты на низком сером небе. И тут же, резкой перебивкой - сцены "мирной жизни" в прифронтовых деревнях. Безногий инвалид сидит на полу избы; женщина, с трудом передвигая ноги, бредет по истерзанному войной бескрайнему полю, разбрасывает семена, которые никогда не взойдут, и падает, обняв руками землю; однорукий пахарь тянет за повод обтянутый кожей скелет. Лошадь заваливается. Крестьянин в отчаянии неистово хлещет ее кнутом. Измученная мать, которую тянут за подол двое голодных детишек. Кадр повторяется несколько раз. Дети плачут. Их лица крупным планом. В отличие от стремительного, динамического монтажа Эйзенштейна и Вертова, кадры Довженко неторопливы, почти статичны. Он дает время зрителю вглядеться в лица и через них осознать трагичный смысл происходящего. В этих кадрах минимум действия. Они почти напоминают фотографии... Часто они отдалены друг от друга во времени и пространстве, и нужно определенное усилие, чтобы соединить их в одну логическую цепь. Так сцены, описанные выше, предваряются кадром, где Николай Второй записывает в своем дневнике главные события дня: "Убил ворону. Погода хорошая". Такие кадры не нуждаются в поясняющих титрах. Смерть, голод, разруха - вот следствие преступно-близорукой политики царского правительства, ввергшего Россию в пучину трагедии, из которой она по сей день не может выбраться. Солдатские мадонны с бастардами, прижитыми от завоевателей, на руках. Истошный крик вернувшихся мужей: "кто он?!" Кадр с избиением лошади стыкуется с другим, где обезумевшая мать остервенело избивает голодных плачущих детей. Противник бессмысленного кровопролития, войн и революций, Довженко, тем не менее, признает право красных "убивать офицеров и буржуа, если они встретятся тебе на улице". Этот вопрос задает умирающий солдат, диктуя письмо медсестре. Пока она пишет, он умирает, и уже медсестра задает этот вопрос зрителям. Ответ понятен, ибо альтернативы нет: если ты не убьешь его, он убьет тебя. "Арсенал" кончается символической сценой: арсенальцы разгромлены. Однорукий командир Рады, механически поднимая револьвер, расстреливает их, одного за другим. В кадрах, попеременно - револьвер и лица расстреливаемых. Когда доходит очередь до Большевика - пули, выпускаемые в упор, отскакивают от него. Расстрельщики в панике. - Падай. Падай! - кричат они ему. - На тебе кольчуга надета, что ли? В ответ Большевик разрывает рубаху и обнажает голую грудь. Идеи большевиков бессмертны.

Кажется, что звуковое кино отняло у Великого Немого такие мощные средства выразительности, как мимика, жест, крупный план, афористические надписи. Знаменитый эллиптический монтаж Довженко, ставший его фирменным знаком, достиг предельной выразительности в "Арсенале" и "Земле". Кадры врезаются в память навсегда.



Copyright © Kinopoint.ru